Category: общество

wookid

Русское

Во время большой дискуссии между членами Комитета 25 января Константин krylov Крылов отметил, что государство является национальным при полном соблюдении трёх обязательных условий: сосредоточения в руках национального большинства денег, власти, и его (нац. большинства) культурного доминирования. Несмотря на эфемерность последнего фактора, он не менее важен, чем «связи и бабло». Ведь именно культура — как набор поведенческих установок и их регулятор — задает нюансы отношения к первым двум вещам.

Collapse )
отто дикс

Пиксельное мышление

В книге «Блуда и МУДО» Алексей Иванов описал «пиксельное мышление» — вид упрощенного понимания окружающей реальности (наряду с «клиповым мышлением»). Эта вульгаризация оценки поведения и событий сопровождается потерей части качеств, присущих объекту познания, что приводит к огрублению картины мира наблюдателя, сужению широкого, сложного и цельного горизонта до узких, простых и дискретных элементов: «не служил — не мужик».

Такие квадратные «пиксели» — кирпичик к кирпичику — удобно складывать в общую схему: «всё, что не анархия — то фашизм». Но эта, созданная воображением, картинка будет соотноситься с реальностью примерно так же, как соотносятся между собой портрет взрослого человека, сделанный трехлетним ребенком, и сам человек: «точка, точка, запятая — вышла рожица кривая». И если в быту эту привычку можно снисходительно простить, то в ситуации, когда подобным образом начинают описывать масштабные явления, затрагивающие судьбу государств и народов («русского дурака бить — деньги брать»), местами становится по-просту неуютно. Тем более, что чаще всего таким подходом грешат назойливые кликуши, отчего-то решившие, что их «пиксели» и есть единственно верное выражение чаяний нации.

12268929.png

Collapse )
макиавелли

Сторожа братьям своим

«Клянусь своей жизнью и любовью к ней, что никогда не буду жить ради другого человека, и никогда не попрошу, и не заставлю другого человека жить ради меня».
Айн Рэнд, «Атлант расправил плечи»

«И сказал Господь [Бог] Каину: где Авель, брат твой? Он сказал: не знаю; разве я сторож брату моему?»

Люди думают о справедливости, морали и нравственности с тех пор, как осознают себя людьми. Размышления о том, что есть благо, а что зло, что правильно, а что — нет, сопровождают человечество на всем его пути. Пытливый, недремлющий человеческий ум задаёт себе все новые и новые вопросы, ища на них все новые и новые ответы. О том, как развивалось отношение главных мыслителей человечества к себе, к миру, и к своему месту в нем, можно узнать из курса «История социально-политических учений». Но есть нюанс, упущение которого приводит не к «неправильному», а скорее к «неполному» понимаю природы происходивших вещей и явлений.

Человеку свойственно оценивать реальность прошлого, отталкиваясь от реальности настоящего. Здоровая психика подталкивает человека думать, что сегодня мир существует в том же виде, в котором он существовал всегда, проходя лишь через этапы постоянного линейного развития технологий. Но система человеческих отношений — то, как люди видят себя, других, и то, как полагают правильным выстраивать отношения между собой — всё это всегда оставалось неизменным. Ведь как может быть иначе, если все эти вещи даже называются соответственно: «прописные истины» и «вечные ценности». С этой точки зрения, точки зрения сегодняшнего дня, через призму взгляда современного человека (выросшего в условиях экзистенциальной безопасности и доступного качественного образования) и кажется, что античное рабство — это «бесчеловечная дикость», а кастовая стратификация Древней Индии — «форменное безумие», и чуть ли не геноцид собственного народа.

Но упомянутый выше нюанс состоит в том, что человек способен понять только то, что он способен понять.

Collapse )

Если вам понравился этот материал, вы можете поблагодарить автора, сделав перевод по реквизитам:

Paypal: vensant1986@gmail.com

Яндекс-деньги: 410011791393787

Киви-кошелек: 9686764872

wookid

(no subject)

[Пролог]

«Родились мы и выросли в Люберцах, центре грубой физической силы,
и мы верим: мечта наша сбудется, станут Люберцы центром России...
Будь ты черен, как антрацит, даже ночью не спрячешься ты.
Применяем мы свой геноцид, против всякой блатной лимиты».



Когда моя нелюбовь к кавказцам и азиатам становится слишком уж очевидной, меня спрашивают: «неужели ты и правда такой расист/шовинист/ксенофоб?»

Но разве за то волка бьют, что сер, а не за то, что овцу съел?

Правда в том, что я честно верю и искренне надеюсь, что беспристрастная и обезличенная логика исторического развития в конце концов разведёт нас между собой.

Ведь противостояние России и Кавказа — это не сражение «плохих» и «хороших», не война «добрых» и «злых», или даже «белых» и «чёрных», и уж тем более (упаси господь) не борьба ислама и православия.

Oppositio Кавказа и России — это цивилизационный конфликт: неисчерпаемый источник фундаментальных противоречий и априорного взаимонепонимания, когда одни и те же вещи называются разными именами, одни поступки получают различные оценки, и само видение себя и своего места в мире, среди других, порою диаметрально противоположны.

Отношения Кавказа и России — это антагонизм европейского севера и азиатского юга, описываемый не географическими, а культурными категориями.

«Эклектика», «мозаика культур» — это всё прекрасно. Но не тогда, когда пазлы общей картины скрепляются запёкшейся кровью.
макиавелли

Азиатская солидарность vs. Русский индивидуализм. Who will win?



Смешанные чувства остались после просмотра Minaev Live. Совершеннейшим идиотом выставил себя Тор, в образе базарной хабалки предстал Белов, один Крылов сумел продержаться достойно, Егор Просвирнин был единственным вменяемым персонажем в этом театре абсурда. Звучало много вещей разной степени упоротости, в том числе и ставшие уже традиционными.

Часто приходится слышать обвинения в недостаточной сплоченности русских. Никто друг за друга не впрягается и локтем к локтю не стоит. В качестве примера приводится поведение представителей Кавказа и Средней Азии, действующих через систему, в академической политологии называемую «группами давления»: кланы, тейпы, этнические ОПГ. Лейтмотив один: «Учитесь у кавказцев и азиатов, как надо». Но «не стоит принимать доброту за слабость, грубость за силу, а подлость за умение жить».

Когда суды не судят, полиция занимается обслуживанием политических заказов, а учителя рисуют нужный процент за ЕР, в ситуации, когда нарушена работа самых основных государственных институтов, тогда для решения местечковых задач звонок с вызовом набитых джигитами джипов действительно является решением проблемы.

Главная опасность такого поведения заключается в том, что, отказываясь от сложных, бюрократизированных, универсальных (т. е. действующих обезличено, одинаково для всех) работающих юридических механизмов — государственных институтов — общество из состояния единого субъекта, имеющего суммарный мобилизационный потенциал для решения глобальных задач и игры на мировой политической сцене, моментально скатывается в разложившееся до полуфеодальных отношений прото-общество средневекового типа с перманентной враждой соперничающих группировок. Каковая вражда отнимает все имеющиеся силы и средства, те ресурсы, которые можно было бы направлять на развитие и укрепление этого общества (читай — «усложнение, упорядочивание»). Такое общество моментально теряет свою субъектность, лишаясь возможности артикулировать свои интересы хоть сколько-нибудь выходящие за рамки «отожмем у тех лохов отару». Государство, базирующееся на таком типе общественных отношений, в среднесрочной перспективе теряет реальный суверенитет, не имея институализированных инструментов управления и контроля обществом, отношения внутри которого строятся на «праве сильного». Вчерашняя независимая страна превращается в чужую сферу влияния.

По-простому говоря, джипы с джигитами разрушают сложные общественные институты, после чего государство превращается в набор враждующих между собой племен, которыми может крутить-вертеть любая страна, сохранившая свои государственные институты.

А теперь задумайтесь и скажите, как можно обвинять русских в том, что, будучи народом европейским, мы еще не до конца растеряли представления о таких сложных абстрактных вещах и ценностях, как «право», «справедливость», пресловутая «правда»? Развитие обществ есть непрерывное движение по пути усложнения общественных отношений. Вариантов нет, все остальное — гибель. Можно есть мясо сырым, а можно приготовить его и прожить дольше. Можно ходить босым и умереть от переохлаждения, а можно напрячься и сшить из шкур одежду. Можно пользоваться деревянными счетами, а можно создать ЭВМ и заработать больше. Все — развитие, все — усложнение, все — упорядочивание. Упорядочивание на основе универсальных, обезличенных правил. Работающих одинаково, не смотря на то, сколько джипов с дагами за тобой стоят.

Невозможно объять необъятное. Идеальное — недостижимо. Всегда приходится жертвовать чем-то ради чего-то. Наш индивидуализм, наш разрыв стягивающих наши руки и наши мысли социальных связей — та плата, которую мы внесли за то, чтобы получить большее. Чтобы получить возможность думать, делать и спорить. Потому что только так, через конфликт отцов и детей, через спор с вырастившей тебя матерью (недопустимая, немыслимая сцена на архаичном «востоке»), через соперничество (по определению дезинтегрирующий фактор) друг с другом, через индивидуальный, личностный рост, мы и получили ту Россию, которую мы знаем — Родину художников, поэтов и ученых, свободных от мнения своего тейпа индивидуальностей. Россию, невозможную в ситуации, когда сын безропотно исполняет волю отца, который безропотно выполнял волю своего отца, а тот своего, и так до средних веков.

Вот и получаем человека XXI века с ментальностью века XV, для которого не существует слишком сложных «норм права», но существует единственно верное понятие «выгоды», которую можно и потрогать, и в карман положить. Такая вот «житейская мудрость», которой сегодня тыкают в лицо нам, «умникам». Умникам, первым отправившим человека в космос. Умникам, променявшим Варварство на Прогресс. Умникам, отказавшимся обслуживать интересы общины только для того, чтобы потом, «случись что», община могла обслужить твои. Что лишь провоцирует следующий виток правонарушений, потому что «за тобой сила», обслуживая которую, обидно ей не воспользоваться. Умникам, получившим взамен общины систему государственных институтов. Платя за эту государственное роскошь самое малое — свои налоги, еще одну форму усложненных общественных отношений, основанную на одном из главных достижений человечества — разделении труда. Когда пахарь — пашет, строитель — строит, водитель — водит, врач — лечит, а тем, кто украл у тебя велосипед, занимается специально нанятый человек в форме и с пистолетом. Но сегодня нас побуждают отказаться от всего этого, только из-за того, что в нашем доме завелись какие-то зверьки, которые погрызли проводку и сломали кран. Ну что ж, теперь у нас нет другого выхода, кроме как тоже начать грызть проводку и тоже ломать краны.

Тем более чудовищно выглядят сейчас первые признаки подражания русской молодежи дикарским повадкам новых варваров. Сегодня они решают свои проблемы ножом в подворотне, завтра встанут на четвереньки, а послезавтра станут изъясняться между собой гортанным перелаем, который и так уже заглушает на наших улицах такой сложный, с таким большим количеством правил, русский язык.

Мы, русские, не дикая бесформенная азиатская орда. Мы, русские, белые европейцы, которые хотят жить в прочном здании государства, которое состоит из четких, работающих для всех законов. Для этого нам и нужно русское национальное государство как главный инструмент выражения наших, русских интересов. А не абстрактный «дом тысячи народов», который, как и советские колхозы, «общий», а значит — ничей, а значит, принадлежащий тем, кто привел больше родственников к отделению полиции, чтобы вытащить своего соплеменника.

Но сегодня такого государства нет. И сегодня нас попрекают за то, что мы носим трусы под брюками, чистим зубы, пользуемся вилкой и до сих пор хотим заставить работать государственную машину, вместо того, чтобы собраться кучей и пойти расстрелять семью обидчика. Нас упрекают в том, что мы европейцы, что мы хотим восстановления правового поля, что мы хотим в свет Нации и Государства, а не во тьму примитивного азиатского трайбализма. Что мы хотим, чтобы художник рисовал, рабочий работал, а менеджер управлял, а не чтобы все вместе они сбивались в банды и устраивали перестрелки с «дагестанскими свадьбами». Что в нас еще сохранились начатки европейской правовой цивилизации, что мы еще храним свет общества модерна и не хотим вставать на четвереньки.

Разве не безумны эти упреки?




В редакции «Спутник и Погром»:

Ссылка для пользователей ФБ, ссылка для пользователей ВК.

Если вам понравился этот материал, вы можете поблагодарить автора, сделав перевод по реквизитам:

Paypal: vensant1986@gmail.com

Яндекс-деньги: 410011791393787

Киви-кошелек: 9686764872

алеша

Рубрика "История России в пересказах для самых маленьких"

x_fe88dedb
(привет, меня зовут Призрак Старой России и мне есть что тебе рассказать)

Русская культура литературоцентрична. Вся во власти слова, образа, мысли. Понять, прочувствовать и описать. Многовековой интеллектуальный поединок с реальностью, ведущийся для того, что понять природу существующих вещей и происходящих явлений.

Русская же история и вовсе напоминает шедевр драматургии. Шедевр, который все еще пишется Небесным Гением, складываясь в строчки из линий жизни миллионов человек, кровью выводя заглавные буквы в названиях новых глав.
Какая еще цивилизация прошла через череду таких испытаний, восхитительных побед и угнетающих поражений, какие видела тысячелетняя Россия?..

***

Субботний вечер. В этой бесцветно обычной деревеньке на обочине Мира, по-советски гордо именующейся «поселком городского типа», как всегда шумно. Какофония складывается из пьяной полифонии гортанных криков, звона бьющегося стекла и плеска дешевой водки о пластиковый стаканчик. Народ отдыхает.

Алеша сидит один в тесной комнатке в панельной пятиэтажке – главном памятнике заботливому Вождю, главном доказательстве единственно верного исторического выбора для нашей страны на её таком уже отчетливо тупиковом пути. И как бы не трясло нас на кочках этой новой, ведущей в светлое завтра, дороги, серый холодный бетон, окруживший нас с четырех сторон, говорит нам что все было правильно. Что все было не зря.

Алешина «комната» не совсем комната. Его личное, «персональное» (его приемные родители любят так презрительно, с язвинкой, произносить это слово вслух, делая акцент на этом, таком чужом и чуждом для простого рабочего человека, звучании) пространство образуется лишь за счет натянутой из худой ткани перегородки. «Уплотнение». Тканевая перегородка уже прохудилась во многих местах, но мачеха не выбрасывает её. Не столько из-за скупости, сколько из-за того, что отстояла в очереди за этим куском материи 3 часа, и выбросить её означает стереть из памяти эти 3 часа на ногах в тесном, пропахшем человеческими телами, магазине. Означает вырвать из себя часть себя. А если вырвать и это, то что тогда останется?

Алеша тихо сидит и читает книжку. Этим вечером он снова один. Родители ушли в гости в соседний барак к коллегам по цеху «обмывать» взятую в кредит «девятку». Для Алеши это редкая возможность провести время вдумчиво и с пользой. Его родители не поощряют такое детское праздное безделье. «Ей Богу, что за ребенок?» - часто любят причитать мамаша, - «Нет, чтобы помог матери огород вскопать, сидит, в учебники уткнулся, интеллигент вшивый!», - «Только зрение себе портит» - вторит папаша, - «Ни одна баба очкарику не даст, шел бы лучше футбол с пацанами погонял». Но сегодня Алеша предоставлен самому себе.

Неожиданно тусклый свет лампочки без абажура начинает мигать. Через мгновение к полтергейсту присоединяется легкий звон оконного стекла. Алеша испуганно, словно защищаясь, прижимает к груди книжку и замирает с широко раскрытыми глазами, когда перед ним, словно из неоткуда, возникает холодный, мертвенно-бледный призрак. Царственно-спокойное лицо молодой девушки с тихой грустью смотри куда-то сквозь Алешу. Этот взгляд успокаивает ребенка и вот, минуту спустя, он покорно идет за призрачной девичьей фигурой, уводящей Алешу за собой. Фигура девушки мерцает в сумраке длинного коридора. Конец коридора упирается в вертикальную лестницу. Лестница ведет на чердак. Алеша осторожно берется за грязную ручку-ступень. Его, еще по-детски нежные ладошки чувствует мягкую пыль. Он взбирается наверх. Алеша с трудом поднимает тяжелую металлическую дверцу, но та, со скрипом, поддается и громко падает, поднимая вокруг себя клубы пыли.

Когда пыль оседает, Алеша вновь видит девичий силуэт. Призрак явно на что-то указывает и мальчик решается подойти ближе. Приблизившись почти вплотную к привидению, Алеша замечает большой старинный сундук. Он поднимает взгляд на девушку, безмолвно спрашивая её. Девичья голова мягко кивает головой и Алеша с трудом, но поднимает массивную крышку. Внутри сундука он видит аккуратно сложенные книги, альбомы, фотографии, тетради. Со строгих черно-белых снимков на маленького ребенка взирают красивые приятные лица. В глазах изображенных на снимках людей, не смотря на возраст фотографий и условий, в которых они хранились, отчетливо виднелась какая-то природная, неподдельная чистота и честность. Тонкие черты лица на портретах показались Алеше чем-то похожими на него самого. Он отложил фотографии в сторону и взял в руки лежащий сверху стопки тетрадей листок бумаги. Сквозь скупое чердачное освещение он стал различать ровные прямые строчки:

«Здравствуй, Алексей. Это письмо пишем тебе мы, твои настоящие родители, Николай и Александра. Волею злого рока нас разлучили с тобой, но мы пишем эти строки в робкой надежде, что когда-нибудь ты узнаешь о нас. Правду. Уже сейчас мы догадываемся, что память о нас будут всячески извращать и скрывать. Твоя мачеха и твой отчим будут делать все, чтобы ты никогда о нас не вспоминал. Не задумывался о том, что мы тоже были. Что мы любили тебя и желали тебе добра. И, в отличии, от твоих приемных родителей, которые у нас тебя отняли, любили по-настоящему, а не по «разнорядке». Но не зная ничего этого, ты не сможешь увидеть и почувствовать все то уродство новой приемной семьи, в которой ты поневоле окажешься.

Они будут уверять тебя, что они – лучшее, что у тебя только могло быть, а перечить им – значит быть неблагодарным кощунствующим скотом, плюющим на все то «общее», что между вами было и есть. Очерняя нас лишь для того, чтобы оправдать собственные ошибки, жестокость, бессилие. Наше расставание они будут подавать тебе как наш от тебя отказ. Как единственный для тебя вариант. Как «благо». Но даже это они не смогут довести до конца, сделать так, чтобы не оставить следов и грязных разводов.

Мы знаем это, но все равно не оставляем надежду на то, что ты поймешь, почувствуешь, что ты – наш. А мы – твои. И со спокойной душой вернешься в тот дом, откуда ты родом. Не цепляясь за тот барак, который ты оставишь ради большего – ради того, чтобы обрести самого себя…»

***

Когда сегодня я слышу от "защитников коммунизма" фразочки в духе "не смейте порочить наше историческое прошлое" мне сразу представляется пациент клиники им. Кащенко, не дающий санитару выбросить баночку с гноем, который этот душевнобольной старательно и любовно выдавливал из своих фурункулов: "Он был частью меня!".

Наша история – это не история СССР. Наша история – это история выживания Русской Традиции в СССР.

И хотя сегодня де-юре коммунизм пал, пала порожденная им чудовищная химера СССР, возникшая «Российская Федерация» стала не более чем посмертной «отрыжкой» умирающего совка. Она по-прежнему несет в себе те родовые травмы, которые нанесли ей "экспериментаторы", что и по сей день принципиально отвергают русскую государственную традицию. Те «борцы за права трудящихся», которые практически буквально изнасиловали мою историческую Мать, убили исторического Отца и вынудили эмигрировать исторического Брата, а сейчас пытаются внушить всем нам, что "усё так и було". Нет! У нас была ОБЫЧНАЯ, НОРМАЛЬНАЯ, ЕВРОПЕЙСКАЯ страна, которая была уничтожена.

И вам очень не повезло, потому что мы это знаем. И вы это знаете. И мы знаем, что вы знаете, что мы знаем. Мы - новые молодые образованные и очень злые русские. Русские 21-го века. И мы находим свои, спрятанные вами, сокровищницы и открываем их. Открываем себя. И скоро мы вам себя покажем.

А единственная реальная польза от коммуниста в России – это его истлевший труп в качестве удобрения.
wookid

"Символ успеха". Денис Агашин. Рубрика "пишет аноним"

Дениг Агашин

"...Я хочу у него спросить, не стремно ли ему самому сниматься в программе "Цена успеха" на ТНТ, после всем известных событий, и какого хуя автомобиль сити-менеджера города, оплота власти и законности, затонирован с нарушениями.

И еще вопросик, ну это дополнение к первому, ебанутый он или нет, ведь сам снимает, что ездит в тонированной вхлам машинке, что запретили, и народ ебут.

...есть програмка на ТНТ, ну на местном соответственно, там типа успешные люди ижа, ну комерсы, политики, все подряд, я и не смотрел с ним её, мельком попал, смотрю съемки в авто, а передние боковые стекла нельзя ныне тонировать, а у него они былы в хламину.

...еще обратил внимание, что его речь абсолютно не поставлена, дикция словно ушлепок со двора, даже не гопник, а ушлепок, которого мочат гопники.

Ну и мне еще показалось, может ошибочно, что он вотяк.

...а на Ю-тубе Денис Агашин ассоциируется только с подкупом избирателей.

Вот тебе и видос, на 3:45 отлично видно, что его Лексус затонирован с нарушениями..."



Другие частные откровения случайных людей можно найти по тэгу "пишет аноним"


UPD: Сити-менеджер Агашин снял про себя гламурный фильм на ТНТ
wookid

Десятилетие "стабильности" закончилось

Моя статья для газеты "День". Оригинал размещен здесь.
«Лейся песня, пока не начались репрессии…»
Бухенвальд Флава


282

Наше многострадальное общество, уровень его развития, характеристики его (общества) развития складываются из огромного количества вещей. Это огромный пазл, состоящий из множества больших и малых частиц.
Мы можем придавать значение этим «частицам», можем их игнорировать.
Но законы и закономерности в сфере общественных отношений существуют независимо от нас.
И независимо от нас работают. Мы не придаем этому значения, потому что «не видим» их.
Любой знает, что если сунуть пальцы в розетку – его убьет током.
Но многие упорно продолжают наступать на одни и те же грабли Истории, отказываясь признавать, что в этих сферах жизни такие непреложные «законы» тоже есть.
Думающие же люди действующие причинно-следственные связи понимают, или, по крайней мере, пытаются понять. Разгадать.
И, потом, использовать. Во благо, или во зло. Исходя из своих уже морально-нравственных качеств.
Не даром в пресловутой Европе в эпоху Просвещения книги печатали, а во времена строительства Третьего Рейха – уже жгли.

Collapse )
алеша

АЗЪ в Ижевске

http://az-cherepah.ucoz.ru/_ph/21/2/651851357.jpg

Поганая молодёжь


Это место сменило на моей памяти уже несколько названий: Qwerty, «Подвал», ещё что-то. Не помню. Не знаю. Простите меня, но на моих плечах уже почти четверть века, и мне уже не хочется ни переучиваться, ни заново к чему-то привыкать. Для меня это место было и останется, наверное, навсегда «Редуктором».
Помню, как я в первый раз оказался внутри этого невзрачного снаружи, но культового внутри здания. Это было чуть менее десяти лет назад. Это было то время, когда концерты проводились один раз в 2–3 месяца и были по-настоящему событием, собирая на одной площадке всех, кто только был: разукрашенных «Ведьмаков», «попсовых» Cherry и «Степень свободы», волосатых «Каприз» и Bloody Tears. Что уж говорить про то, кем были наполнены те залы в то время. Это сейчас понятие «неформал» себя уже исчерпало, а тогда, когда была «наша шайба» на «Болоте», и портвейн по цене пары поездок на автобусе, самые настоящие неформалы и были. И были всегда вместе.
«Интегралом» заправлял Фонарёв. Всей «темой» в «Редукторе» руководил Жилкин.
Collapse )

Фото с сайта az-cherepah.ucoz.ru

Автор: Иван Обухов
Место и дата проведения: Qwerty, 2011-03-26


Специально для fanlife.ru